ТЕМА:
КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БЧБ-СИМВОЛИКИ
ЭКСПЕРТЫ
Игорь Валаханович
аналитик Белорусского института стратегических исследований
кандидат исторических наук, доцент
Какие я вижу сегодня вызовы? Конечно, коллаборация – это однозначно преступная деятельность, это деятельность, которая была осуждена международным правом в Нюрнберге. Это красная черта, за которую нельзя переходить, скажем, сотрудничество с нацизмом. Это преступление, которое признано во всех государствах.
Второй момент – это экстремизм, терроризм, о котором сегодня говорят.
Алексей Беляев
политолог,
и.о. декана факультета международных бизнес-коммуникаций БГЭУ
В условиях информационного общества, когда есть определенная монополия некоторых сил на присутствие в сети Интернет, объективную информацию о возникновении и истории БЧБ-символов рядовому потребителю найти сложно. Вокруг накручен большой ком из неверных описаний исторических событий. Это вопрос формирования новой политической мифологии. В этом плане необходимо вносить ясность.
Валерий Надтачаев
ученый секретарь Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны
Каждый раз, когда мы наблюдаем попытки легитимизации бело-красно-белого флага, за спиной у тех, кто выходит с ним, стоит объединенный коллективный запад либо в лице третьего рейха, либо в лице сегодняшней объединенной Европы.
Проблема коллаборационизма достаточно скользкая. И в разные периоды нашей истории исследования по этой теме были ограничены по идеологическим причинам. После распада Советского Союза и обретения бывшими советскими республиками независимости эта тема приобретает новое дыхание. И сейчас мы наблюдаем ситуацию, когда идеи и символы прошлого, связанные со страницами коллаборационизма, то есть сотрудничества с врагом, начинают вторгаться в нашу жизнь и представляются некоторым гражданам как какие-то новые идеи и символы, в результате происходит некое вытирание исторических основ всех этих явлений.
АЛЕКСЕЙ БЕЛЯЕВ
ИГОРЬ ВАЛАХАНОВИЧ
АНАЛИТИК БЕЛОРУССКОГО ИНСТИТУТА СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ КАНДИДАТ ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ
Как раз на это время пришлись некие юбилейные даты, связанные с образованием нескольких белорусских национал-коллаборационистских организаций, организованных по непосредственной инициативе и с поддержкой германских оккупационных властей. Речь идет о Союзе белорусской молодежи, о Белорусской краевой обороне, Белорусской самопомощи. Кроме того, в конце 1943 года была создана Белорусская центральная рада, а в июне 1944 года состоялся II Всебелорусский конгресс, который объявили правопреемником и историческим преемником I Всебелорусского съезда, прошедшего в декабре 1917 года.
ПРОБЛЕМАТИКА, СВЯЗАННАЯ С КОЛЛАБОРАЦИЕЙ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И ВОВ, НАЧИНАЛА АКТИВНО РАЗРАБАТЫВАТЬСЯ УЖЕ В ПЕРИОД ОБРЕТЕНИЯ РЕСПУБЛИКОЙ БЕЛАРУСЬ НЕЗАВИСИМОСТИ И ВЫПЛЕСНУЛАСЬ В ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 90-Х ГОДОВ, ПРИЧЕМ ДОВОЛЬНО АКТИВНО.
Развивали эту тему не историки, а, скажем так, люди, которые представляли некую альтернативную точку зрения. В свет вышли публикации периода Второй мировой и Великой Отечественной войны, началось активное тиражирование работ по истории Беларуси, которые были изданы еще в оккупационный период.
ИГОРЬ ВАЛАХАНОВИЧ
АНАЛИТИК БЕЛОРУССКОГО ИНСТИТУТА СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ КАНДИДАТ ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ
Вопросы государственной символики были вынесены на обсуждение на первом общенациональном референдуме Республики Беларусь в 1995 году, и, по сути, была поддержана позиция избранного главы государства Александра Лукашенко о возврате к видоизмененным символам Белорусской Советской Социалистической Республики. После этого тема коллаборации и ее символических знаков отошла на задний план. Не поднималась она активно и в двухтысячных годах. Но в конце 2019-го и в 2020 году тот политический фон, который мы наблюдаем, способствовал возврату этой тематики.
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧАСТНИКОВ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТСКИХ ФОРМИРОВАНИЙ МОЖЕТ БЫТЬ ПРИРАВНЕНА К ЭКСТРЕМИСТСКОЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
НА ТЕРРИТОРИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ТЕРМИН "КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ" В ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ ПРАКТИЧЕСКИ НЕ ИСПОЛЬЗОВАЛСЯ, ЗАТО ПРИСУТСТВОВАЛИ ПОНЯТНЫЕ ТЕРМИНЫ "ПРЕДАТЕЛИ" И "ПОСОБНИКИ НАЦИЗМА"
АЛЕКСЕЙ БЕЛЯЕВ
ПОЛИТОЛОГ,
И.О. ДЕКАНА ФАКУЛЬТЕТА МЕЖДУНАРОДНЫХ БИЗНЕС-КОММУНИКАЦИЙ БГЭУ
Проблема коллаборационизма очень серьезная. Сам термин "коллаборационизм" вошел в историческую науку после Второй мировой войны. В начале войны этим термином обозначали сотрудничество правительства вишистской Франции с Германией после оккупации. Франция к тому моменту разделилась как бы на две части: было коллаборационное правительство, пошедшее на сотрудничество с немцами и были силы сопротивления, которые в конечном итоге возглавил генерал Де Голь, находившийся на территории Великобритании. В итоге эта концепция коллаборационизма стала расширенно распространяться на другие страны.
Наши исследователи, в том числе и я, подняли проблему существования третьей части – так называемого гражданского коллаборационизма, то есть сотрудничества с оккупационными силами в повседневной деятельности.
В Беларуси проблема коллаборационизма в первую очередь ассоциировалась с деятельностью различного рода карательных организаций. Таких как полицейские батальоны, которые в принципе формировались из местного населения. Но само по себе, конечно, явление коллаборационизма гораздо более широкое, что подтверждают проведенные в 90-е годы исследования. Уже сегодня можно говорить о политическом коллаборационизме - деятельности политических структур, различного рода партий, той же, например, Белорусской национал-социалистической партии, которая была сформирована еще до войны на территории Чехии. В Германии действовали ее представители, копировали в общем-то НСДАП.
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ БЕЛОРУССКОЙ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ МОЖНО ОТНЕСТИ К ПОЛИТИЧЕСКОМУ КОЛЛАБОРАЦИОНАЛИЗМУ
Были деятели, ставшие на путь политического сотрудничества с нацизмом еще даже до начала военных действий Второй мировой войны. И наиболее видимая часть айсберга коллаборационизма – это сотрудничество именно в военной сфере, участие в различного рода полицейских, карательных частях. То есть действие на стороне врага с оружием в руках.
КТО ПОДПАДАЕТ ПОД ОПРЕДЕЛЕНИЕ "СОЗНАТЕЛЬНЫЙ КОЛЛАБОРАНТ?"

Кто-то шел на сотрудничество с врагом, осознавая, что это за сотрудничество и что его можно избежать, а кто-то действовал по воле обстоятельств. Поэтому нельзя записать в откровенные предатели всех жителей, оставшихся на оккупированной территории. Стратегия выживания требовала, чтобы люди находили работу, получали паек, карточки, потому что иначе в условиях войны не прокормить ни себя, ни семью. Поэтому можно ли считать коллаборационизмом труд обычных рабочих, можно ли считать коллаборационизмом деятельность крестьян, которые выращивали урожай и вынуждены были сдавать в виде налогов какую-то часть немцам. Это, конечно, вопрос на сегодняшний день спорный. Что касается политического коллаборационизма, то есть сотрудничества с оккупантами в рамках политических и общественных организаций, таких как Белорусская народная самопомощь, а также военное сотрудничество с врагом, то, безусловно, эти варианты коллаборационизма не что иное, как предательство по отношению к своей стране и народу.
АЛЕКСЕЙ БЕЛЯЕВ
ПОЛИТОЛОГ,
И.О. ДЕКАНА ФАКУЛЬТЕТА МЕЖДУНАРОДНЫХ БИЗНЕС-КОММУНИКАЦИЙ БГЭУ
СЕГОДНЯ КОЛЛАБОРАЦИЯ ПРЕПОДНОСИТСЯ КАК ЧАСТЬ МАРКЕТИНГОВОЙ СТРАТЕГИИ, СОЧЕТАНИЕ СТИЛЯ И БРЕНДОВ. К ПОЛИТОЛОГИИ ЭТО ПОНЯТИЕ ПО БОЛЬШОМУ СЧЕТУ ОТНОШЕНИЯ НЕ ИМЕЕТ
ВАЛЕРИЙ НАДТАЧАЕВ
УЧЕНЫЙ СЕКРЕТАРЬ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
Коллаборация как предмет научного изучения появилась во второй половине прошлого века. Термин появился на Западе. И его нам успешно навязали. В моем детстве, а я сын фронтовика, дядя воевал, дед, тех, кто сотрудничал с военными оккупационными властями, воспринимали однозначно – предатели, изменники Родины. Сегодня термин "коллаборация" пытаются размыть, чтобы запутать человека. Как когда-то нам навязали коррупцию, вместо простых и понятных слов – воровство, казнокрадство. Быть коллаборантом почетнее, чем быть предателем и изменником Родины.
Если обратиться к опыту Белорусского государственного музея истории ВОВ, который я представляю, то эта тема у нас никогда не изучалась и не раскрывалась. Почему? Во-первых, после войны стояла задача показать подвиг советского народа, в частности партизан и подпольщиков. Также показать зверства оккупантов. Эти две цели преследовал и секретарь ЦК КП(б) Белоруссии П.К.Пономаренко, подписывая директиву о создании музея в 1943 году. Это то, что стремились показать людям.
Если рассматривать коллаборацию с точки зрения субъектов политики на оккупированной территории Беларуси, то здесь можно выделить незначительную националистическую группу, их вооруженные формирования были созданы под эгидой и с разрешения оккупационных властей. Объектом политики выступал белорусский народ.
Причислять ли гражданских людей к коллаборантам? Население оккупированных территорий было в жестких рамках. К примеру, для начала создавался фильтрационный лагерь в Дроздах, куда сгонялось все трудоспособное мужское население Минска. Первыми выпускают железнодорожников – не спрашивая их желания, так как надо было обеспечивать подвоз боеприпасов для наступающей группировки группы армии Центр. Никто не спрашивал, хочешь ты работать на заводе или не хочешь. Есть установка: идешь и работаешь. Если не работаешь, то не получаешь никакие продовольственные карточки – ни хлебные, ни картофельные. И попадаешь в группы лиц, которым задают определенные вопросы: может, ты коммунист и т.д.
ВОПРОС КОЛЛАБОРАЦИИ В БЕЛАРУСИ ТРЕБУЕТ ОТДЕЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ. В МУЗЕЕ ИСТОРИИ ВОВ ЭТА ТЕМА ПРЕДСТАВЛЕНА ФРАГМЕНТАРНО
Все документы, касающиеся коллаборации, музеем были переданы КГБ Беларуси. Поэтому в музее эта тема представлена фрагментарно. При этом цели показать коллаборацию никогда не стояло, это как показать фигуры из числа СД, полиции безопасности, вспомогательной полиции, которые проводили карательные акции против белорусов.
В.Годлевский (неофициальный руководитель Белорусской независимой партии) вынашивал идеи создания независимого белорусского государства подпольно, скрывая от немецких властей этот факт. Фантазеры в политике еще страшнее, потому что за этими фантазиями они не видят вымощенной дороги в ад для остальных.

ВАЛЕРИЙ НАДТАЧАЕВ
ИГОРЬ ВАЛАХАНОВИЧ
АНАЛИТИК БЕЛОРУССКОГО ИНСТИТУТА СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ КАНДИДАТ ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ
Кроме того участников Белорусской центральной рады пытаются выдать за неких государственников, ссылаясь на решения II Всебелорусского съезда 44-года, когда Белорусская центральная рада объявляет юрисдикцию на территорию БССР, хотя советская канонада уже была в районе Кургана Славы. Они объявляют о выходе БССР из состава Советского Союза, декларируют избрание президентом Родослава Островского и тут же садятся в поезд и уезжают в Восточную Пруссию и потом перебираются в Берлин. Полноправное это или неполноправное государство, вопрос риторический.
В следующий момент они осознают, что война проиграна, и уже в 44-м году ищут выходы на представителей государств антигитлеровской коалиции для того, чтобы в новый поствоенный период существовать под эгидой новых кураторов. Они разрабатывают некую конституцию и уже от БЦР возвращаются к раде Белорусской Народной Республики, той, которая была провозглашена в 1918 году. И к моменту разгрома Германии у них уже налажены хорошие контакты с представителями США, Великобритании. И в западных зонах оккупации Германии они реанимируют эту деятельность, потом перебираются в США и до сих пор рада БНР действует.
РАДА БНР АКТИВНО ВКЛЮЧАЕТСЯ В БЕЛОРУССКУЮ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ПОВЕСТКУ. НАЧИНАЯ С 2014 ГОДА ГЕНЕРИРУЕТ ЗАЯВЛЕНИЯ О СИТУАЦИИ В БЕЛАРУСИ, ПРИНИМАЕТ НЕКИЕ РЕЗОЛЮЦИИ, ПРОВОЗГЛАШАЮЩИЕ ГЕРОЯМИ ИХ СТОРОННИКОВ
СОЗДАННЫЙ ОККУПАНТАМИ АППАРАТ БЫЛ НЕ БОЛЕЕ ЧЕМ ВСПОМОГАТЕЛЬНОЙ АДМИНИСТРАЦИЕЙ, КОТОРАЯ ПОМОГАЛА ДЕРЖАТЬ ПОД КОНТРОЛЕМ ЗЕМЛИ, И НИКАКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ НЕ ПРЕДЛАГАЛОСЬ
АЛЕКСЕЙ БЕЛЯЕВ
ПОЛИТОЛОГ,
И.О. ДЕКАНА ФАКУЛЬТЕТА МЕЖДУНАРОДНЫХ БИЗНЕС-КОММУНИКАЦИЙ БГЭУ
Еще один момент - создание местной коллаборационной администрации. Коллаборационные образования в странах Прибалтики создавались в несколько иной ситуации. Территория Литвы, Латвии, Эстонии вошла в состав Советского Союза во время ВОВ. Там еще силен был опыт собственной государственности, и поэтому немцы это учитывали: там были созданы структуры, которые имели ярко выраженный политический контекст, которые должны были хотя бы имитировать собственные правительства. Но когда мы говорим о Беларуси, то территория БССР существовала именно как территория Советского Союза со всем опытом советского государственного строительства, и это территория центральной и восточной Беларуси. Западные территории Беларуси были присоединены в 1939 году после освободительного похода Красной армии в Польшу как раз в начале войны. Интересно, что ни на западных, а уж тем более ни на восточных территориях не было создано немцами реального из местных жителей органа власти, правительства, как в той же Прибалтике.
О какой политической самостоятельности здесь может идти речь, о каких зародышах будущей белорусской государственности? Только в голове у таких товарищей, как Борис Статкевич, который был одним из руководителей одной из городских управ. Да, он там мечтал о великой Беларуси в своих воспаленных фантазиях. Максимум, что было создано при том же Кубе, это Белорусская народная самопомощь и "Белорусская рада даверу", куда Кубе сам отбирал несколько десятков человек, с которыми мог посоветоваться. Но это никак не политический орган власти. Белорусская народная самопомощь - это общественная организация, которая заявляла, что будет помогать белорусам, пострадавшим от войны, но фактически она занималась сбором зимней одежды и варежек для немецких солдат зимой 41-го года, дополнительным сбором продовольствия в помощь все той же великой германской армии, которая "воюет за нашу и вашу свободу против проклятого большевизма". Всё это вопросы пропагандистского воздействия, которые сегодня почему-то забывают.
Известны документы, что когда создавалась местная администрация, то в Берлин сообщалось, что не было выявлено элементов готовых сотрудничать с немцами.
Имеют значение особенности личностей, которые возглавляли оккупационные образования. Если Кубе был склонен позаигрывать с националистами, то рейхскомиссар Украины и гауляйтер Восточной Пруссии Кох их не переносил.

ВАЛЕРИЙ НАДТАЧАЕВ
СИМВОЛИКА КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ
БЧБ-СИМВОЛИКА ИСПОЛЬЗОВАЛАСЬ ЕЩЕ ДЕЯТЕЛЯМИ БЕЛОРУССКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ МИГРАЦИИ, КОТОРЫЕ ПОШЛИ НА СОТРУДНИЧЕСТВО С НЕМЕЦКОЙ РАЗВЕДКОЙ И МИНИСТЕРСТВОМ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ГЕРМАНИИ ДО НАЧАЛА ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
АЛЕКСЕЙ БЕЛЯЕВ
ПОЛИТОЛОГ,
И.О. ДЕКАНА ФАКУЛЬТЕТА МЕЖДУНАРОДНЫХ БИЗНЕС-КОММУНИКАЦИЙ БГЭУ
Это были осколки белорусской националистической среды, которая оказалась выброшена после Первой мировой войны. Мы же знаем, что бело-красно-белый флаг в принципе появился именно в послереволюционные годы, в момент распада Российской империи, в момент событий, связанных с Первой мировой войной, с оккупацией Беларуси немцами в 1918 году. И эта символика, уже появившаяся в тот момент, изначально была приправлена не очень приятным соусом. Если бы она появилась как символика действительно независимого и поддерживаемого народом образования, то можно было бы говорить о некой ее историчности.
Бело-красно-белый флаг пытаются преподнести как некий древний символ, начинаются инсинуации, которые не имеют под собой реальных исторических оснований. Сегодня идет смена поколений. Молодому поколению белорусов, которое выросло уже в условиях независимости, начинают предъявлять в качестве доказательства некой историчности этого флага то, что в 90-е годы (сразу после распада СССР) он был использован в качестве государственного флага Республики Беларусь, хотя забывают упомянуть обстоятельства, при которых это произошло. А именно: не было никакого референдума, не было никакого национального опроса, никакого совещания, а фактически в ультимативной форме Верховный Совет Республики Беларусь принял в сентябре 1990 года решение, поддавшись давлению националистических сил, оказавшихся в тот момент на стержне идеологической борьбы.
То есть было принято такое волюнтаристское решение, никого не спрашивали, и, как люди, жившие в то время, мы прекрасно помним, что было серьезное сопротивление этой символике со стороны значительной части населения. И поэтому референдум, который был проведен, расставил все по своим местам. Но сегодня современному молодому поколению, может быть, эти вещи не совсем понятно объясняются.
ВАЛЕРИЙ НАДТАЧАЕВ
УЧЕНЫЙ СЕКРЕТАРЬ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
На протяжении первой половины прошлого века попытки легитимизации БЧБ-флага проходили во время германской оккупации. Оккупация периода ВОВ отличалась от оккупации Первой мировой войны, как в историографии принято говорить, человеконенавистническим характером. И люди, которые сотрудничали с оккупантами, несли моральную ответственность. Я не говорю про уголовную, здесь надо персонально разбираться. Моральную – за то, что они поддерживали режим, который уничтожал евреев, военнопленных, сжигались по поводу и без деревни с жителями (не щадя ни женщин, ни детей, ни стариков). Примеры этого зверского подхода есть в музее. Люди видели и знали, что совершают оккупанты. Поэтому и моральную ответственность несли.
КАЖДЫЙ РАЗ, КОГДА МЫ НАБЛЮДАЕМ ПОПЫТКИ ЛЕГИТИМИЗАЦИИ БЕЛО-КРАСНО-БЕЛОГО ФЛАГА, ЗА СПИНОЙ У ТЕХ, КТО ВЫХОДИТ С НИМ, СТОИТ ОБЪЕДИНЕННЫЙ КОЛЛЕКТИВНЫЙ ЗАПАД ЛИБО В ЛИЦЕ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА, ЛИБО В ЛИЦЕ СЕГОДНЯШНЕЙ ОБЪЕДИНЕННОЙ ЕВРОПЫ
АЛЕКСЕЙ БЕЛЯЕВ
Сейчас обсуждается несколько запоздалый, на мой взгляд, закон о запрещении реабилитации нацизма в Беларуси. Мы задумались о том, чтобы законодательно закрепить некоторые основы восприятия того исторического периода и расставить акценты. Участие свастики в деятельности гитлеровской Германии на столетия ее дискредитировало. Ни один нормальный человек эту символику использовать не будет. Что касается флага, то он появлялся в трех наиболее трагичных этапах нашей истории: этап Гражданской войны (фактически время провозглашения БНР в период немецкой оккупации в 1918 году); этап нацистской оккупации и период распада Советского Союза в начале 90-х, который ассоциируется с политической, экономической и социальной разрухой. Этот символ не созидательный. Я думаю, что сегодня использование этого символа можно приписать эмоциональному всплеску, который произошел в обществе. Но когда эмоции схлынут, люди поймут, что это не тот символ, который стоит выдвигать в качестве государственного.
ИГОРЬ ВАЛАХАНОВИЧ
Мы можем оценить всю историческую ретроспективу и сделать выводы о том, что БССР как историческая форма государственности была серьезным заделом для процессов в послевоенный период. Белорусская нация сумела в условиях оккупации не просто выжить, а активно сопротивляться врагу - это основной фактор того, что БССР оказалась в ряду государств учредителей Организации Объединенных Наций. Это позволило зафиксировать на международном уровне территориальную целостность Беларуси, статус ее границ и в 91-м году, когда республика начала строить новый этап своей государственности. А все попытки коллаборационистов выстраивать некие свои утопичные конструкции – прямая угроза всем сферам национальной безопасности и процессу успешного формирования государственной идентичности белорусов.