КАК ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СМИ ПРОТИВОСТОЯТ ФЕЙКАМ
ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА - ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ.
эксперты
Заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Республики Беларусь
по научной работе
Виктор Тумар
Ирина Акулович
Генеральный директор УП "БелТА"
Депутат Палаты представителей Национального собрания
Республики Беларусь
Сергей Клишевич
модератор
Журналист-международник
Глеб Лавров
Председатель правления ОО "Белорусский союз журналистов", генеральный директор УП "Агентство "Минск-Новости"
Андрей Кривошеев
ирина акулович
Бисмарк произнес такую фразу: "Никогда не врут так много, как перед выборами, во время войны и после охоты". Сегодня нас окружает бесчисленное количество фейков. Мне вспомнилась американо-испанская война, которая фактически была развязана газетой. Был совершен взрыв, новость о котором была раскручена газетой в таких масштабах, что американское общество требовало начать войну против Испании. Если взять Великую Отечественную войну, то Гитлер ведь тоже снимал фильмы, в которых показывал евреев в белых чистых рубашках в солнечных помещениях, и люди им писали письма из той же Америки, предполагая, что всё иначе. Что это если не фейк?
Всем известный пример: в 2003 году на заседании СБ ООН госсекретарь США Колин Пауэлл заявил о наличии информации о якобы имеющихся у главы Ирака технологиях по производству биологического оружия. В доказательство своих слов Пауэлл показал пробирку с белым порошком. Позже выяснилось, что пробирки оказались фальшивками – что это если не фейк, который послужил началом развязывания войны.

Мне кажется, что на сегодняшний момент нет никакой разницы между ревизионистами, которые пытаются переписать историю, ломая нашу историческую память, наш исторический код, и теми людьми, которые создают эти фейки.
Как мы должны противостоять этому?
В информационной сфере идет противостояние крупных держав. И мы уже на грани событий, которые могут привести к огромным катаклизмам. Назрела повестка — определить какие-то правила.
людей подготавливают к каждому фейку.
Виктор Тумар
Каждая война заканчивается, а остальное помнится. И это будет влиять как на экономическую сферу данной страны, так и на военную и идеологическую составляющую.

Я согласен, что глобальные войны начинались с какой-то информационной повестки. То есть случалось какое-то определенное событие, и информационная повестка разносилась. При этом, чтобы информационная повестка воспринималась, первоначально население к этому моменту готовилось. Сейчас информационная война вышла на первый план. Мы видим это благодаря тому, как сейчас развиваются события в мире, как происходит противостояние в информационной сфере крупных держав. И мы уже становимся как раз-таки на грань тех событий, которые могут привести к огромным катаклизмам.
Надо понимать геополитические процессы, которые сейчас происходят. В настоящий момент население подготавливается к демонизированию Российской Федерации, то есть людей подготавливают к каждому фейку. Зачем это нужно правительствам западных стран? Дело в том, что война с Российской Федерацией влечет экономические катаклизмы, которые надо как-то объяснить.
Ирина Акулович
Белорусские госСМИ занимают лидирующие позиции в YouTube.
Приведу только один пример - в конце февраля на информационное агентство БелТА, на наш сайт осуществлялись совершенно сумасшедшие DoS-атаки из 109 стран. Делалось абсолютно все, чтобы наша точка зрения никаким образом не попала за пределы Республики Беларусь. Мы были вынуждены закрываться, ограничить геолокацию, писать и работать на свою аудиторию. Но ведь нам мало нашей аудитории, правда же? Мы же должны понимать, что наша аудитория намного шире. Мы пытаемся использовать все методы.

Что такое БелТА? Это 6 языковых версий, и соответственно нам отрубили испанскую, английскую, немецкую версии. Мы пошли в YouTube. Я уже приводила этот пример, что мы "титровали" 40-минутные синхроны выступления Президента. Нас просили об этом люди. Это был единственный источник, где на английском и немецком языках можно было посмотреть, что говорит Президент.
На днях появилось исследование о том, какие из белорусских средств массовой информации и YouTube-канал вышли в лидеры. Так вот, если раньше оппоненты гордились тем, что это их площадка, это их место, что они там доминируют, то на сегодняшний момент по марту на первое место вышла Белтелерадиокомпания, на второе - БелТА. И все наши государственные средства массовой информации достаточно высоко в списке в отличие от тех, которые я даже не стану называть, потому что нет смысла вспоминать эти имена и эти каналы.
Идет мировая информационная война, и самый главный фронт сейчас проходит в англоязычной среде, цель которого — демонизация русскоязычных.
Современные средства ведения информационной войны, медийные технологии все больше уходят в сферу чистых эмоций.
Глеб Лавров
У меня есть мысль, которая, как мне кажется, поможет нам в дальнейшей работе. Война рано или поздно заканчивается, и историю пишут победители. Так уж получилось, что ни одна победившая страна никогда не объявляла себя всемирным злом, только во Вселенной "Звездных войн" империя честно признала, что она плохая, и поэтому в конечном итоге проиграла. Историю раньше писали все-таки текстовым образом, а текст - это фактология, это возможность сравнить два текста, возможность доказать по тексту, что вот это правда, а вот это неправда. Это коррелируется вопросами доверия, а сейчас фейк апеллирует напрямую к эмоциям, и это апелляция к вере. Никто не требует от слушателя, зрителя на сегодняшний день вникать в подробности. Раскачиваются только эмоции.
Более того, современные средства ведения войны, современные медийные технологии все больше уходят в сферу чистых эмоций. Если раньше у нас были газеты, телевидение, то сегодня мы получаем картинку с короткой подписью, а TikTok вообще эмоциональный, там нет текста. Это о чем говорит? О том, что на глобальном уровне мы выбираем неправильный подход.

МЫ ПЫТАЕМСЯ ФАКТАМИ ОТРАЖАТЬ ЭМОЦИИ
Мы говорим: правда победит. Правда побеждает, если сила побеждает, за которой стоит правда, если нет, то формируется миф, который переборет любую правду - вот в чем самая большая проблема.
события в Буче - не на нас рассчитанный фейк
Глеб Лавров
что для нас является очевидным фейком, для них это правда.
Недавно министр культуры Польши заявил о том, что сейчас не время для русской культуры. Это о чем говорит? Это не только демонизация русских, это демонизации русскоязычных.

В ГЕОСТРАТЕГИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ ЧЕТКО ВЫСТРАИВАЕТСЯ ПРОТИВОСТОЯНИЕ ВСЕГО ЦИВИЛИЗОВАННОГО ЗАПАДА, КАК ОН САМ СЕБЯ НАЗЫВАЕТ, ПРОТИВ РУССКОЯЗЫЧНЫХ

На каком языке они говорят? Знаменитое высказывание одного из политиков США, опять же мифологизированное. Почему мы должны обучать иностранцев говорить по-английски? Пусть они платят деньги, чтобы научиться говорить по-английски, в конце концов Библия написана на английском языке.
В нашем восприятии это абсолютная глупость, но сам по себе политик имел в виду Библию короля Якова. Она действительно написана на английском языке, это канонический текст для англоязычных. Для его мифа - это правда. Надо осознавать: то, что для нас является очевидным фейком, для них это правда. Сегодняшние, предыдущие и те, которые будут, фейки – для нас очевидная подстава, а для них это формирование нового мифа через эмоциональную среду. Они могут согласиться с одним фейком, не согласиться с другим, с третьим и четвертым, но если за первым идет больший эмоциональный след, то все остальные неважны.
Сегодня фейк апеллирует, во-первых, на конкретный медийный рынок, медийный фронт, а во-вторых, не через факты, а через эмоции, поэтому, отражая такие атаки, необходимо понимать, вы отбиваете атаку на своем поле или на поле соперника. То есть мы ведем информационную войну в русскоязычном пространстве или пытаемся воевать в глобальном масштабе? К сожалению, наверное, нам необходимо решать обе эти задачи одновременно.
Нам необходимо решать еще одну очень важную задачу – у нас вообще не создается позитивного контента. Мы переживаем, а мы не можем не переживать, это все очень близко, и как следствие каждый раз оказываемся там, где бы они ни ставили точку удара в своем поле, мы воспринимаем ее как удар по себе. Нам приходится отражать ее и в своем, и в их поле.
Возвращаясь к фразе "историю пишет победитель", как ни прискорбно это звучит, на сегодняшний день в нашем (русскоязычном) медийном поле не определен статус победы. В 1941 году, в первый день войны, было понятно, когда мы победим, взяли Берлин – и победили. Сегодня не поставлена сверхцель.



произошла революция воздействия на информационную картину мира для отдельно взятого человека.
Мы пока не перешли на новые технологии информационного воздействия – непосредственно на эмоции человека – это главное, в чем мы не дорабатываем.
Андрей Кривошеев
Раньше до начала войны или какой-то спецоперации очень тонко создавался и просчитывался фейк, провокация, которая максимально раскручивалась, и затем происходило нечто, что побуждало целые страны, народы вступить в войну или отказаться от вступления в войну. Сейчас технология несколько изменилась, создается информационно-эмоциональный фон, то есть людей погружают в миллион мелких фейков, пессимистических событий. Это просто океан, в котором растворяется, как капля, отдельно взятая личность человека, а затем, чтобы человек вдруг не вернулся в реальный мир, создаются масштабные провокации. Например, как трагедия в Буче.
СОЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКА ПРИВЯЗЫВАЕТ ЕГО К ТОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ СРЕДЕ, В КОТОРОЙ ОН СУЩЕСТВУЕТ.
Ведь вопрос Бучи, необходимость ее для украинской, западной пропаганды состоял в чем? Всё больше и больше освобождается территория Мариуполя, всё больше и больше человеческих свидетельств о тех просто настоящих фашистских преступлениях, которые творили там нацисты и тербатовцы. Освобождаются граждане Узбекистана, дальнобойщики, которые на свою аудиторию рассказывают реальные факты о бомбежках, пытках, издевательствах. Освобождаются студенты из Индии, Китая, Турции, которые приезжают к себе домой и в своем тюрко- или китаеязычном пространстве становятся лидерами мнений и объясняют ситуацию.
ирина акулович
На законодательном уровне Республики Беларусь много сделано для защиты собственного информационного поля, принимались законы о СМИ. Министерство информации блокирует сайты, которые несут откровенную пропаганду и фейки. Есть ли необходимость в такой блокировке?
На совещании с руководителя СМИ Президент поднимал этот вопрос. В том числе высказал мнение, что, когда возникнет острая ситуация – надо отключать. Но как при этом нам доносить свою информационную повестку? Можем ли мы влиять на информационное поле на внешнем контуре?
Андрей Кривошеев
Не на нынешнем уровне технологического уклада. У нас могут быть на этом направлении локальные победы, но глобально победить мы не можем. Поскольку нам не принадлежат ни социальные сети, ни каналы доставки контента. Просто по количеству журналистов и создаваемого ими контента мы на их пространстве победить не можем. Но это временное явление. К чему я веду? Сейчас идет фиксация своих зон влияния. Вот как раньше делили сферы влияния с точки зрения, допустим, энергоресурсов, географии, геополитики. Так же сейчас пытаются зафиксировать пространство и зоны влияния в информационном мире. Потому что следующий этап информационно-технологической революции – это использование искусственного интеллекта для перевода смыслов на любой язык мира без участия человека. То есть я сейчас говорю на русском или на белорусском языке, и в автоматическом режиме, в режиме 24 на 7 или онлайн, информационная среда переводит мои мысли на любой язык мира и способна донести их до любого пользователя, кому этот произнесенный мною текст будет интересен.

Сейчас решается вопрос, кто будет это контролировать. Например, Китай производит три четверти всех вышек нового поколения в мире, потому что думает об этом. Почему выстроена золотая стена для китайского общества, и почему развиваются свои социальные сети в Китае? Потому что Китай думает об этом.



Беларусь привязывает сферу цифровизации к реальному сектору экономики
главная задача сегодня - удержать наш внутренний контур. Для этого необходима экономическая и социальная стабильность.
Сергей Клишевич
Фейки, о которых мы сейчас говорим, имеют эффект, когда в обществе есть политическая, экономическая, социальная нестабильность. В такой ситуации фейк - эффективное дополнение для влияния на это общество. Если же в обществе присутствует стабильность, то подобного рода информационные атаки имеют малую эффективность, как, например, в Беларуси, хотя мы все видим страшные картинки, но какой-то определенной реакции общества нет.
Это первый компонент.

Второй компонент, мы совсем недавно с вами столкнулись с ситуацией отражения цветной революции, составной частью которой является информационная война, и в памяти белорусов еще свежи фейки, которые нам удалось с помощью нашего информационного пространства развенчать. Удалось показать изнанку, как это создается, и потому к фейкам, которые сегодня есть на Украине, немножко другое отношение.
Я считаю, что мы вряд ли сможем повлиять на внешний контур. У нас нет для этого ресурсов. Мы не вещаем, не показываем, не транслируем, не определяем. Наша главная задача сегодня, удержать наш внутренний контур. Это и Президент отмечал, что мы уже стали на рельсы этого пути по отбиванию вот таких информационных атак. Поэтому самый главный метод борьбы со всем этим - экономическая и социальная стабильность нашего государства.

Что касается блокировки каналов с пропагандой и фейками. Сейчас какой видеоролик на Youtube не включи, там на определенных каналах рекламируется конкретная инструкция для наших военнослужащих и граждан, как перейти сегодня на сторону Украины, как сдавать оружие, в каких пунктах происходит, где это можно сделать, куда, к кому обращаться, то есть в инфополе идет конкретная военная спецоперация. И естественно, в военных целях, если это будет необходимо, мы готовы пойти на ограничение нахождения таких ресурсов на нашей территории. Это государственная безопасность.
Государство стимулирует граждан переходить и развивать бизнес на наших платформах
Андрей Кривошеев
У нас остаются большие информационные сети и возможности ВКонтакте, Viber, Rutube, Одноклассники и многие другие, где массовая цензура и цифровой тоталитаризм Запада не действуют. Посмотрите по падению посещаемости активных пользователей в Facebook и Instagram, Twitter. И большой прирост в ВКонтакте и др. В этой среде, как и в любой другой, чаще всего невидимая рука рынка является фейком. Поэтому наше государство стимулирует граждан переходить и развивать свой бизнес или просто коммуникации на наших платформах. Это и есть стимул, это и есть правильная политика. Евразийские сети будут расти, будут востребованы точно так же, как в свое время росли китайские.
Необходимо срочно работать уже на два поколения вперед, думать о том, как будет распространяться информация в условиях, когда перестанет существовать телефон.
Глеб Лавров
сегодня против русскоязычного пространства играет крупноамериканский IT-сектор.
Мы извлекли из событий 2020 года некоторые уроки, но изначально были лабораторным столом, на котором тестировались технологии, которые сейчас применяются в мировом масштабе против русскоязычного пространства. Например, есть максимальное количество точек вброса информации, которое может воспринимать аудитория в день. И в Беларуси оно было перекрыто в 10 раз. Точно такой же коэффициент выдается сейчас по России.
Я полностью согласен с укреплением и защитой внутреннего информационного поля. Но есть вопрос, против кого мы в медийном поле сейчас работаем? У кого сегодня технологии, которые разрушают наше информационное пространство, тот сегодня и враг. И это не украинцы, не континентальные европейцы, сегодня против русскоязычного пространства играет конкретно американский IT-сектор. Раз Китай смог им что-то противопоставить, значит, нам надо выходить на китайцев.
нам надо присутствовать во всевозможных медиа со всей сферой эмоционального восприятия
The Team teachable
Перед нами стоит задача развития белорусской журналистики в региональном разрезе
Андрей Кривошеев
У нас есть своя позитивная патриотическая повестка: Год исторической памяти, впереди 9 Мая и 17 сентября. У нас есть большой конституционный процесс и наполнение его реальными новыми смыслами: реформа гражданского общества и партийной системы. Нам есть чем заниматься и находиться в постоянной депрессии не стоит. Перед нами стоит задача развития белорусской журналистики в региональном разрезе и многообразии, потому что наши ключевые общереспубликанские СМИ вышли на качественно новый уровень, появилась новая авторская журналистика, новая эмоциональная блогосфера. Появились, кстати, те же массовые YouTube каналы доставки контента, а вот на региональном уровне работают ли наши коллеги с такими же технологическими возможностями, есть ли у них кадровый потенциал для того, чтобы вести пробелорусскую повестку? Созданы ли там конвергентные медиа и медиахолдинги? Не везде созданы. Конкурируют ли они, выходят ли они со своими региональными темами хотя бы на своих соседей, с которыми граничат в Украине, России, Польше, странах Балтии? Нет, не выходят. Есть ли у них компетенции для того, чтобы работать с новыми медиа, и готовы ли мы поддержать их в процессе получения этих компетенций. Вот те задачи, которые должно решать и белорусское журналистское сообщество, и интеллектуальная элита.
Нам сегодня необходима исключительно наступательная информационная политика, это касается и других направлений
Сергей Клишевич
Только так мы сможет оградить себя от тех негативных информационных потоков, которые сегодня окружают. Вместе с тем понимаем, что наши информационные ресурсы ни в коем случае не будут скатываться до уровня провокаций и отвечать злом на зло. Но, к сожалению, молодой человеческий мозг реагирует на "жесткач", который цивилизованное государство, руководители СМИ никогда организовывать не будут. Поэтому априори, к сожалению, будем в меньшинстве и ограничены правдой. Нам надо максимально стараться оградить наше общество, наших детей, наполняя повестку позитивным контентом, которого в принципе у нас достаточно, и единственное - нужно смелее работать, не бояться нового.
ирина акулович
Я соглашусь со многим, что здесь прозвучало. И о том, что говорил Глеб Александрович, что надо понимать, где наша аудитория, против кого собственно мы работаем и кто работает против нас. Соглашусь с необходимостью создавать позитивную повестку. Еще раз подчеркну то, что постоянно нам говорит глава государства: именно мы должны сделать все, чтобы эту самую информационную повестку диктовать. Мы ни в коем случае не имеем права скатиться до фейков, мы должны оставаться людьми, потому что мы представители государственной журналистики.